12:51 

АУшный бьякухис

Pixie.
Произошла окончательная победа сил добра над силами разума (с)
Название: Не благими намерениями
Фандом: Bleach
Автор: Pixie.
Бета: маленький грустный тролль
Рейтинг: PG
Пейринги и герои: Бьякуя/Хисана, немного Ичиго/Рукия, Гин и еще пара персонажей в эпизодах))
Жанр: AU/General/Romance и иногда чуть-чуть проскакивает Humor
Дисклаймер: Все принадлежит Кубо Тайту-сама, потому упаси меня ками на что-то или кого-то претендовать

Саммари: Однажды судьба подарила сестрам Тории - Хисане и Рукии - неожиданные встречи.

Комментарии: 1. Это немагическое, то есть, тьфу, нешинигамское AU, короче - AU полное и безоговорочное! Соответственно, может притаиться и ООС))

2. Написано по заявке на однострочник для crazy belka28. Заявка звучала примерно так: "Рукия и Хисана, разговор сестер. И Бьякуя с Ичиго, пробегающие мимо". Ну, получилось совсем не однострочником, и мужчины совсем не пробегают мимо)) За что прошу прощения.

Предупреждение: флафф и штампы!

Размещение: без разрешения нельзя!

Размер: миди

Статус: Закончен


Глава 1.

Ракета выглядела красиво и впечатляюще даже на плоском экране - тонкая, изящная, несущая неминуемую смерть под металлической оболочкой. Она рассекала воздух быстрее любого клинка, двигалась к цели почти идеально, без отклонений, а потом вдруг разделилась на множество частей, одновременно атаковавших объект - небольшой самолет. Грянул взрыв, на миг ослепивший камеру, во все стороны полетели осколки.

- Новая разработка корпорации "Соукиоку" - крылатая ракета класса "земля-воздух" с гордым именем "Сенбонзакура" - стала главным событием проходящей сейчас в Токио выставки военной техники, - рассказывала с экрана молодая журналистка. - Как утверждает глава корпорации, Кучики Бьякуя, это оружие откроет новые возможности для развития средств противовоздушной обороны...

Ичимару Гин нажал кнопку пульта, прерывая девушку.

- "Сенбонзакура", значит, - хмыкнул Айзен и в задумчивости постучал пальцами по гладкой поверхности стола. - Кучики всегда были склонны к излишнему пафосу.

- Не они одни, - очень тихо проговорил Ичимару и добавил: - Но технология хороша, разве нет, Айзен-кайчо? - почти обиженно протянул он. - Она даст фору даже уже прочно укрепившемуся на рынке "Трайденту". А уж ролики с этим репортажем и кадрами с испытаний на "Ю-тубе" сейчас весьма популярны.

Айзен Соске, президент корпорации "Лас Ночес", гиганта химической промышленности, бросил насмешливый взгляд на своего заместителя.

- Не смеши меня, Гин. Этот ролик пользуется популярностью потому, что в конце Кучики дает небольшое интервью о своем детище, а девушек, которые скачивают это видео, не интересуют ни ракеты, ни высокие технологии, им просто нравится смотреть на Бьякую.

Ичимару с усмешкой кивнул.

- Забавно, что самому Кучики-сама, вероятно, невдомек, в чем истинная причина повышенного внимания к его последнему проекту. Он поразительно равнодушен ко всей шумихе вокруг своей персоны. Хотя, подозреваю, втайне наслаждается ею.

- "Самурай эпохи Хэйсэй,1", "дайме нашего времени", - ослепительно улыбнулся Соске, цитируя заголовки из газет. - Однако мы отвлеклись. Кучики должен вот-вот прибыть для переговоров. Догадываешься, о чем пойдет речь?

- Ему нужно топливо, - кивнул Гин и сел прямо на высокий стол. - Смесь твердого и жидкого топлива, если быть точным. Кто, если не мы, сможет сделать ее идеально? Но ведь у нас... ммм... договор с нашим европейским другом, который просил немного сбить спесь с "Соукиоку".

- Именно, - подтвердил Айзен. - И поэтому контракта с Кучики не будет. Однако я подозреваю, что у него уже есть некий запасной вариант, Бьякуя-кун не мог рассчитывать только на нас. Поэтому я хочу, чтобы ты узнал, с кем он договорится после нашего отказа. Таким образом, мы не дадим Кучики заключить сделку. "Сенбонзакура" не должна пойти в производство. Во всяком случае, пока.

- Какая жалость, - вздохнул вице-президент, но в прищуренных глазах вспыхнули красные искры, - такой проект провалится. И значит ли это, что я могу действовать по своему усмотрению, Айзен-кайчо? - уточнил он.

Соске со скучающим видом играл пультом от телевизора.

- Гин, к чему эти глупые вопросы? Я хочу знать, действительно ли у Кучики есть запасной вариант для контракта на поставку топлива. Знать наверняка, поэтому в средствах я тебя не ограничиваю, прошу только о том, чтобы работа, как всегда, была проделана чисто.

- Обижаете, Айзен-кайчо, - прищурился вице-президент "Лас Ночес". - Разве у вас когда-нибудь был повод для сомнений?

Звякнул телефонный аппарат на столе, Гин нажал кнопку.

- Ичимару-доно, пришла девушка по поводу свободной вакансии.

- Спасибо, Ран-тян. Красивая девушка? - задумчиво, без особого интереса протянул тот.

- Не в твоем вкусе, - фыркнула секретарь вице-президента, Мацумото Рангику. - Направить ее к Тоусену на собеседование?

- И все-то ты обо мне знаешь, - улыбка Ичимару стала еще шире. - Нет, не нужно, я хочу сам поговорить с этой девушкой. Пусть подождет немного, я еще должен кое-что сделать.

Рангику чуть насмешливо хмыкнула, но больше ничего не сказала, зная, что рядом с Гином сейчас находится глава корпорации.

- Чего только не сделаешь от скуки? - не глядя на подчиненного, лениво поинтересовался Айзен. - Кажется, я дал тебе слишком много свободы.

Ичимару, уже стоявший в дверях, обернулся.

- Что вы, я лишь хочу скоротать время до окончания ваших переговоров с Кучики. Не волнуйтесь, я успею все подготовить.

* * *

Старенький вентилятор, разгонявший раскаленный, даже к вечеру ничуть не остывший воздух, вдруг дернулся, как-то жалобно всхлипнул и замолчал.

- Эй, друг! А ну-ка, просыпайся! Кому сейчас легко? - Рукия пощелкала кнопками, подула на лопасти, даже потрясла прибор, но никакого эффекта не добилась.

- Ну вот, приехали, - с грустью констатировала она. - Проклятая жара!

Девушка нахмурилась, попыталась пошире распахнуть окно, но рама дальше просто не открывалась, а крошечная тесная квартирка на последнем этаже высотки за день прогревалась, словно печка, и находиться в ней было невыносимо. Рукия давно предлагала сестре продать эту лачугу в не самом благополучном районе Токио, добавить накопленные сбережения и купить что-нибудь поприличнее, но Хисана наотрез отказывалась. Деньги нужны были для того, чтобы Рукия могла поступить в Университет. Это Ренджи, везунчик эдакий, сумел пробиться в Токийский Университет и выиграть стипендию, как одаренный студент. Самое обидное, что друг детства полностью поддерживал Хисану и обещал помочь с финансами, как только найдет себе приличную работу. Эта целеустремленность Ренджи поражала. И откуда только у него силы брались на все задуманное?

Учиться младшая Тории хотела, но только чтобы произошло это не раньше, чем старшая сестра найдет работу и немного подлечится. К чему лишние расходы сейчас? Пускай Хисана и очень переживала, считала, что не в состоянии должным образом позаботиться о сестре из-за слабого здоровья.

Их родители умерли, когда Рукия была совсем маленькой, и Хисане попросту не могли разрешить заботиться о ней, потому что она сама была подростком. Прошло пять лет прежде, чем сестры Тории снова встретились, и старшая сумела отыскать младшую.

Рукия прошла на кухню, выпила теплой, ничуть не утоляющей жажды воды, вернулась обратно в комнату и села на старенький диван. Где же Хисана? Поехала на собеседование еще утром, и ее до сих пор нет. Корпорации "Лас Ночес", которой уже пять лет руководил известный бизнесмен Айзен Соске, требовался мелкий клерк, и Хисана решила попытать счастья. В конце концов, это был лучший вариант, чем продавец в аптеке, хозяин которой все норовил повесить на девушку какую-то недостачу, а то и вовсе начал приторговывать налево невесть какими зельями. Сестра Рукии была девушкой слабой, вот всякие уроды и норовили ее использовать. Хисана даром что была старшей: у бойкой Рукии язык подвешен как надо. Да и не только в языке дело - хрупкая на вид девушка знала, как обращаться с отморозками, которые иногда попадались в их районе. А уж после того, как Ренджи научил ее парочке хороших приемов, попадаться на пути разъяренной Рукии было даже опасно.

Девушка включила телевизор. Молоденькая дикторша рассказывала что-то про выставку военной техники и последние разработки корпорации "Соукиоку", во главе которой стояла семья Кучики. А через миг на экране появился ее глава - Кучики Бьякуя. Рукия невольно вспомнила, как восхищались молодым бизнесменом девчонки с ее работы - все уши прожужжали.

Кучики эти, кстати, насколько помнила Тории, были настоящими аристократами, потомками каких-то дайме еще времен Эдо. Такого рода люди, из старых, богатых семей, казались девушке чопорными стариками, помешанными на древних кодексах и давно забытых уставах. Может, они всех своих сотрудников проверяют на знание бусидо? Рукия тихо прыснула в кулак. Впрочем, девушка была вынуждена признать, что нынешний глава "Соукиоку" очень даже хорош собой.

И все же Рукия тревожилась за Хисану. Где ее носит? Уже вечер наступает, еще пара часов, и длинный летний день все же сдастся на милость подступающей темноте. Возможно, она хоть немного разгонит удушающую жару.

Наконец, когда девушка почти разобрала проклятый вентилятор по винтикам, выпила всю минералку из холодильника и уже прикидывала, не получится ли у нее как-нибудь осторожно забраться на его полку, прямо в блаженный холод, в дверях щелкнул замок.

- Сестренка, ты там что, с каждым сотрудником этой "Лас Ночес" огромной лично беседовала? - пробурчала Рукия, прижимая к груди прохладное яблоко - последнее спасение от горячей духоты. - Между прочим, еще немного, и я начала бы думать неизвестно что! И телефон у тебя не отвечал!

Хисана растерянно и как-то виновато кивнула, поставила сумку на полку в прихожей и повернулась к сестре.

- Эй, ты такая бледная, - встревоженно воскликнула та. - С тобой все нормально?

- Да ничего, - слабо улыбнулась старшая сестра. - Просто устала. А у телефона... я звук выключила и забыла включить.

Рукия нахмурилась и прошла вслед за ней в комнату. Сердито поджала губы, увидев, как Хисана тяжело опустилась на диван.

- У тебя что, приступ был? - продолжала допытываться младшая. - Ты совсем белая.

- Все хорошо, - подняла уже сомкнувшиеся веки старшая. - Мне помогли.

- А собеседование? - Рукия села рядом с сестрой.

- Боюсь, меня не приняли, - печально ответила Хисана.

- Из-за приступа? Вот придурки! - сжала кулаки младшая.

- Рукия, - укоризненно покачала головой старшая.

- А что, я не права?! Тоже мне, повод! Они еще пожалеют, что не взяли на работу такого ценного сотрудника!

Девушка разбушевалась не на шутку. Если ее сестра не из этих наглых крашеных девиц, это еще ничего не значит! Да Хисанин светлый ум и упорство дадут фору каждому! Ну и дураки эти менеджеры из "Лас Ночес", раз не поняли этого!

- Я думаю, они просто искали другого человека, - тихо проговорила старшая сестра. - С другими качествами.

- И чего им надо?! - все еще запальчиво выкрикнула Рукия и осеклась: губы Хисаны вдруг тронула легкая мечтательная улыбка, и хотя девушка тут же одернула себя, сестру было не обмануть.

- Что-то ты темнишь, - с подозрением прищурилась она. - Я уже совсем запуталась! Приходишь совсем поздно, с ног валишься от усталости, а теперь выглядишь так, как будто... как будто влюбилась, вот! - припечатала Рукия.

Хисана чуть слышно засмеялась, но коснувшийся щек румянец только укрепил подозрения сестры.

- И все-то ты замечаешь, - сдалась она и опустила голову. - Хотя это и не должно ничего значить, но я... - девушка заметно смутилась. - Я сегодня познакомилась с одним человеком...

- Что за человек? - глаза младшей загорелись любопытством.

- Кучики Бьякуя, - одними губами ответила Хисана и виновато развела руками.

Рукия от неожиданности откусила половину яблока, чуть не подавилась семечками и, прокашлявшись, потребовала:

- Рассказывай!

* * *


Ичимару Гин слыл в "Лас Ночес" человеком опасным. Никто никогда не пытался сместить его с поста правой руки Айзена-кайчо. Точнее, пару раз безумцы находились, но улыбчивый вице-президент выводил их из игры - да и вообще из бизнеса - легко и изящно. Без намека на сожаление ломал чужие карьеры тонкими пальцами. Выросший в одном из самых бедных и неблагополучных районов Токио, сумевший пробиться на самый верх Ичимару быстро завоевал себе славу хитрого и бескомпромиссного бизнесмена с темным, угрожающим обаянием, способного подчинить себе едва ли не каждого, независимо от мудрости и опыта. Гин и Айзен, как единое существо в двух лицах, похожие и одновременно совсем разные, властители гиганта "Лас Ночес", надолго закрепились на вершине и не собирались сдавать своих позиций.

Единственной привязанностью, которую мог себе позволить Ичимару, была Мацумото Рангику, его личный секретарь. С ней Гин был знаком с детства, с ней они учились выживать в грязных трущобах, с ней выкарабкивались из помойки в нормальную жизнь. Красивую, яркую, эффектную Ран-тян можно было бы назвать слабым местом улыбчивого вице-президента, однако так мог сказать лишь человек недалекий. За любую попытку использовать Мацумото, как инструмент давления на руководство "Лас Ночес", Гин бил в разы сильнее, стирая противника в порошок с неизменной улыбкой на лице.

Девушка, сидящая сейчас перед Ичимару, была полной противоположностью Рангику. Тихая, кроткая, с не самой приметной внешностью. Большие глаза с затаившейся в них усталостью, как после тяжелой болезни. Непослушная челка, падающая на лоб и нос. Из таких мышек раньше получались идеальные жены самураев, но Гин считал их слишком пресными и скучными.

Он перевел взгляд на резюме. "Тории Хисана". На самом деле Ичимару было даже немного жаль ее. Работник из Хисаны получился бы неплохой - старательная, исполнительная, усидчивая, весьма неглупая. Но "Лас Ночес" не нужны были просто хорошие клерки. Гин хотел найти человека, которому в дальнейшем смог бы доверить не просто работу с бумагами, а дела поважнее и поопаснее, вроде промышленного шпионажа. А тут еще требовалось поискать менее подходящую кандидатуру, чем эта Тории.

Он задавал обычные вопросы для соблюдения формальностей, Хисана отвечала смущенно, но твердо, лишь тонкие, почти детские руки чуть подрагивали от волнения. Спиной Ичимару чувствовал недовольный взгляд Рангику. Мацумото - умница, сразу поняла, что Тории не годится ни по каким параметрам, но была возмущена нежеланием Гина взять на работу способного сотрудника. Кроме того, Ран-тян явно прониклась симпатией к девушке. В чем-то вице-президент мог понять ее - в Хисане Мацумото видела свое прошлое и хотела помочь другому человеку, как когда-то помогли им. Но Ичимару не имел возможности заниматься благотворительностью, и уж Айзену-кайчо точно придется не по вкусу выбор подчиненного - он любил, чтобы в каждом была червоточинка. А эта бедная Тории - о ужас! - одна сплошная кристальная честность. К Кучики ее направить, что ли?

Негромко звякнул лежащий на столе мобильный. Гин прочитал пришедшее сообщение и поднял прищуренные глаза на Хисану. Девушка подозревала, что он сейчас тщательно изображал вежливый интерес, но на самом деле только ждал этого, а разговор поддерживал, лишь чтобы скоротать время до получения письма.

- Благодарю вас за беседу, Тории-сан, - Гин поднялся, протянул руку. - О результате я сообщу вам через несколько дней.

- Спасибо, Ичимару-сан, - негромко ответила девушка уже в худую спину уходящего мужчины. Почему-то она обрадовалась тому, что так и не заглянула в его глаза.

Хисана тяжело вздохнула. Бессмысленно было надеяться, что ее возьмут в сам "Лас Ночес", дадут место в огромном светлом офисе среди десятков компьютеров и вечно гомонящих людей. Нужно возвращаться домой, к сестре, и продолжать поиски, но с каждым разом надежды оставалось все меньше и меньше. Рукии нужно восстанавливаться в Университете и заканчивать учебу, но как это сделать, если нет работы, а количество счетов в почтовом ящике только растет?

Рыжая секретарша сочувственно посмотрела на расстроенную девушку.

- Хотите кофе? - вдруг предложила она и приветливо улыбнулась.

Хисана растеряно кивнула, не понимая, чем привлекла внимание этой красивой женщины.

- Не стоит беспокоиться, Мацумото-сан, - девушка рассмотрела имя на бейдже. - Я пойду.

- Тоже мне, беспокойство, - хмыкнула та, рассмеялась и потянулась за чашками. - Садитесь, Тории-сан. Да не бойтесь, никто вас не обидит. Берите вот пирожки, я сама пекла.

Хисана присела на краешек стула, взяла дрожащей рукой чашку, а другой крепко сжала сумку. В большом светлом офисе было прохладно, пахло цветами, кофе и немного пылью. В углу недовольно шелестел кондиционер. За огромными окнами раскинулся изнывающий от жары Токио, в его горячее жерло предстояло вот-вот шагнуть девушке. Она то и дело посматривала на Мацумото и не могла взять в толк, что заставило эту женщину обратить внимание на растерявшуюся посетительницу. Такие волосы, как у Рангику-сан, были несбыточной мечтой девушки - длинные, пышные, волнистые, лежащие ровно, не то, что вечно лезущая в глаза непослушная челка и тонкие пряди Хисаны. Казалось, что эта рыжая копна непременно должна пахнуть медом. А уж про фигуру и говорить не стоило, хотя Хисана ни за что не решилась бы даже купить нечто до такой степени откровенное, дабы подчеркнуть свои достоинства. Тории рассмеялась про себя. И о чем она только думает?

- Вот, возьмите, - Рангику быстро сунула в руку девушки визитку. - Это координаты одного моего знакомого, позвоните ему, скажите, что от меня. Думаю, он сможет помочь.

- Спасибо вам, Мацумото-сан, - смутилась Хисана и положила визитку в сумку.

Они еще немного поговорили. Рыжая секретарша оказалась очень простой в общении. Она много и искренне улыбалась, подбадривала опустившую голову девушку, а на прощание даже мягко сжала руку гостьи и просила звонить, если что-нибудь понадобится.

Просторный холл оказался неожиданно пустынным. Хисана, осторожно ступая по блестящему полу, прошла к лифтам. Остановилась ненадолго возле автомата с шоколадками, однако, прикинув, сколько денег осталось в кошельке, отступила. Встала на цыпочки и с восхищением рассмотрела высокое дерево с большими белыми цветами, растущее в широкой деревянной кадке. В чем-то она была рада тому, что работать в "Лас Ночес" ей оказалось не суждено. Здешняя атмосфера казалась слишком странной. Все-таки тон каждой компании задавало ее руководство, а Ичимару Гин, правая рука главы корпорации, почему-то вызвал у девушки если не страх, то что-то очень похожее. От него веяло опасностью. Сам вице-президент, по-видимому, не замечал этого в силу своего высокого статуса, или ему было все равно, однако Хисана боялась таких людей, любящих рисковать и нарушать запреты. Если кадры в "Лас Ночес" подбирали под стать начальству, то Тории следовало благодарить богов за то, что ее не взяли.

- Все, что ни делается, все к лучшему, - тихо сказала сама себе Хисана и вызвала лифт. Хотелось поскорее добраться домой и отдохнуть, почему-то эта поездка отняла сил больше, нежели целая смена в больнице.

Девушка нажала кнопку и отошла в дальний угол. В этот момент в лифт степенно вошел высокий черноволосый мужчина в дорогом темном костюме. На Хисану он, видимо, даже не взглянул и сразу повернулся к ней спиной.

Лицо человека казалось смутно знакомым, но Хисана не сумела вспомнить, где могла видеть его.

Лифт тронулся, плавно заскользил в шахте к первому этажу, и девушка уже пыталась восстановить в памяти расписание автобусов, когда кабина неожиданно вздрогнула, в ней что-то совсем по-человечески застонало, и она остановилась. Свет на миг погас, потом загорелся вновь, но уже не такой яркий. Хисана вздрогнула, но мужчина даже не пошевелился. Текли мгновения, однако ничего не происходило, лифт по-прежнему стоял на месте, и постепенно девушка ощутила, как внутри поднимается страх. Нужно было вызвать аварийную службу, но рядом с панелью стоял незнакомец, которому, к счастью, видимо, пришла в голову та же мысль, потому что через несколько секунд он все же нажал кнопку вызова диспетчера. Динамик ответил тишиной, изредка нарушаемой странными потрескиваниями.

- Меня кто-нибудь слышит? - сердито спросил мужчина, и Хисана подумала о том, что этот низкий глубокий голос она точно уже слышала раньше. Подобные мысли, однако, были абсолютно неуместными. Ответа от диспетчера не было, а шипение белого шума наводило какой-то первобытный ужас, забивалось под кожу и заглушало все остальные звуки.

- Вам лучше немедленно прекратить это возмутительное наглое игнорирование. Не смейте молчать, когда к вам обращаются! - четко, с нескрываемой угрозой проговорил незнакомец. Интонации в голосе - словно взмах боевого веера, рассекшего воздух. И в тот же миг почти спокойная, лишь чуть напряженная тишина сменилась на тревожную, нервную, как будто прозвучал сигнал к битве.

Хисана еще дальше забилась в угол, невольно задрожав от страха. Слова мужчины были очень резкими, а от него самого веяло недовольством так сильно, что дыхание перехватывало. Девушку почти парализовало, в голове завертелись панические мысли: закончится кислород, и они задохнутся в небольшой кабине, трос не выдержит, кабина упадет, и они разобьются...

Лампы несколько раз мигнули, и света стало еще меньше.

- Отвечайте же, - продолжал сердиться незнакомец, уже не пытаясь скрыть раздражения, и пускай каждое резкое слово предназначалось не для Хисаны, она все равно вздрагивала, как будто со всех сторон ее окружала ледяная вода, обжигающая кожу. Холод поднимался выше, заморозил все в груди, впился цепкими пальцами в горло, заставил подавиться воздухом и зайтись кашлем.

Только не это! Только не сейчас! Нельзя было так волноваться из-за какого-то лифта! А теперь последствия не заставили себя ждать.

Девушка с хрипом задохнулась, попыталась дышать ровнее, но у нее ничего не вышло. Легкие словно сошли с ума от страха, грудь сдавило, а все попытки успокоиться были обречены на провал с самого начала.

Вероятно, только теперь незнакомец обратил внимание на то, что в лифте он не один. Мужчина обернулся и уставился на Хисану немигающим, полным напряжения и немого осуждения взглядом. Эпидемией опасного гриппа пресса пугала граждан уже давно, умело нагнетая обстановку, и хотя сейчас паника немного улеглась, чихающий и кашляющий человек все еще выглядел подозрительно.

Хисана почувствовала, как по щекам потекли слезы, выдохнуть было совершенно невозможно, спазм был таким, что не осталось сил даже на хрипы. Перед глазами потемнело. Она попыталась достать из сумки ингалятор, пальцы сумели нащупать его гладкие бока рядом с блокнотом и телефоном, а рука даже смогла, хоть и с немалым усилием, вытащить флакон наружу, но тут тело все-таки подвело девушку. Спасительный ингалятор упал и покатился куда-то в сторону - Хисана не видела ничего вокруг. Ее согнуло пополам и, кажется, она все-таки не удержалась на ногах. Каждая клеточка требовала жизненно необходимого кислорода, немедленно, иначе дело могло закончиться плохо, однако наполнить легкие этим спасительным газом Хисана была не в состоянии...

Она ощутила вдруг, как кто-то вложил ей в руку флакон, заставил сжать пальцы. Но Тории не могла даже пошевелиться, обморок подбирался все ближе, накатывал черными волнами. Тогда ингалятор забрали, ее голову удержали сильные руки, и раздраженное непрекращающимся кашлем горло тут же защипало от попавшего на него лекарства. Несколько бесконечно долгих секунд - и спасительный воздух хлынул в легкие, опьяняя, кружа голову.

Хисана с хрипом, больше напоминающим крик, задышала и тогда лишь обнаружила, что сидит на полу, привалившись к стене, а рядом присел на корточки незнакомец. Он всматривался в ее лицо, сдвинув брови к переносице.

Щеки девушки были мокрыми от слез, которые щекотали виски и шею. Такого сильного приступа не было уже давно.

Губы слушались плохо, но Тории была упорной, и после некоторых усилий, за которыми мужчина наблюдал с непроницаемым лицом, выдавила из себя едва слышное:

- Спасибо... Спасибо вам большое.

- Не стоит, - ровно ответил незнакомец, аккуратно положил флакон с лекарством на колени Хисаны и поднялся. - Однако необходимо знать, что за запах вызвал такую реакцию, - продолжил он, оглянулся по сторонам, потом поднес к лицу руки. - Если источник его здесь - это крайне опасно.

Девушка беспомощно всхлипнула, но потом все же сумела достать носовой платок и вытерла слезы. Теперь можно было говорить относительно нормально, не вымучивая каждое слово.

- Нет-нет, дело не в запахах, - поспешила она заверить мужчину. - Я просто... - Тории покраснела, - сильно испугалась.

- Испугались? Чего? - легкое удивление, промелькнувшее в голосе, сделало его еще глубже и... красивее. Красивее? Она только сейчас подумала, что гнев и недовольство, услышанные несколько мгновений назад, каким бы странным это не казалось, делали голос завораживающим.

- Ну... - Хисана замялась. Ей было стыдно признаваться в своих глупых страхах. - Всей этой ситуации, замкнутого пространства, странного молчания диспетчера. А потом я почему-то решила, что лифт... упадет.

- Это абсурдно, - пожал плечами мужчина. - Вы же понимаете, что такое развитие событий крайне маловероятно.

- Знаю, - смущенно улыбнулась девушка. - Но страх пришел сам.

- Понимаю, - незнакомец кивнул и полез в карман пиджака.

Он извлек оттуда телефон-"раскладушку", открыл крышку и несколько секунд смотрел на мертвый черный экран, несколько раз нажал на кнопку включения, однако средство связи не желало оживать, намекая, что владельцу неплохо было бы зарядить аккумулятор.

- Все ясно, - если бы Хисана была несчастным телефоном, она бы непременно нашла в себе оставшиеся крохи энергии и включилась, потому что интонации незнакомца требовали беспрекословного подчинения приказам. Невзирая на то, кто перед ним - человек или техника.

- У вас есть мобильный? - обратился мужчина к Хисане. - Сейчас мы выйдем отсюда.

Тории протянула ему свой телефон. Попробовала встать, однако ноги все еще отказывались держать ее, и девушке пришлось снова сесть и прислониться к стене. Было очень неловко - она причинила такие неудобства несомненно весьма занятому и важному человеку. И вот теперь остается только сидеть и тайком вытирать слезы.

Тем временем незнакомец быстро набрал номер. Ответили, видимо, почти сразу.

- Изуру? Да, Кучики Бьякуя, - мужчина чуть заметно поморщился - затрепетали тонкие крылья носа. Видимо, собеседник начал что-то говорить вместо того, чтобы слушать. - Нет, этот номер сохранять не нужно. Я по-прежнему нахожусь в "Лас Ночес", в... - он сделал крошечную паузу, словно не мог поверить собственным словам, - лифте. Этот лифт застрял, и, похоже, диспетчер меня игнорирует, - голос дрогнул, скрывая за этой заминкой гнев. - Ты должен немедленно приехать сюда или же разобраться в ситуации любым другим способом.

Отдавая обратно телефон, Кучики нахмурился. Девушка смотрела на него широко раскрытыми глазами, а ее губы почему-то дрожали.

- Что-то не так? - он явно не понимал, откуда такая реакция.

- Вы... Вы Кучики Бьякуя? - едва слышно спросила Хисана.

- Да. Это имеет некое особое значение? - тонкие брови мужчины дернулись.

- Нет. Просто... - как Тории могла объяснить ему, что один из самых известных людей в стране - это не тот, кого она, бедная девушка, может увидеть не на экране телевизора или компьютера, а в реальности? Вероятно, господин Кучики не сможет понять ее изумления. Он смотрел не слишком приветливо, наверное, не любил такого откровенного внимания к себе.

- Простите, - она опустила голову. - Я не хотела обидеть вас.

- Вы не обидели меня, - удивление проскользнуло в серых глазах, как рябь по гладкой поверхности озера. - Может быть, раз вы знаете мое имя, я могу услышать и ваше?

Хисана нерешительно подняла взгляд.

- Да, конечно, Кучики-сан. Меня зовут Тории Хисана.

Она машинально протянула руку и тут же испугалась своего дерзкого жеста. Но Бьякуя спокойно пожал маленькую ладошку.

- Вы работаете здесь, в "Лас Ночес"? - спросил он.

- Нет-нет, я хотела попасть сюда на работу, - смущенно пояснила девушка. - Но меня, судя по всему, не взяли. Ичимару-доно был очень любезен со мной. Я и не думала, что сам вице-президент беседует с потенциальными сотрудниками...

Глаза господина Кучики вдруг недобро сверкнули, и Хисана подавилась словами.

- Гин, - негромко выговорил он имя, будто меч легко дернули из ножен, предвкушая бой. Бьякуя повернулся к ней и достал из кармана визитку. - Разрешите снова воспользоваться вашим телефоном?

С каждой нажатой кнопкой Хисана зажмуривалась все сильнее. Тем не менее она слышала разговор - в тишине громкость динамика была достаточной для подобной невольной бестактности.

- Гин, - а это уже был первый замах, блеснувшая сталь.

- А-а-а, Кучики-доно, - вице-президент был само радушие. - Чем могу быть полезен? Вы передумали и решили принять наши условия?

- Как это понимать? - продолжал наступать Кучики, не повышая, впрочем, голоса. - Ты прекрасно знаешь, о чем я. Что это за игры?

В трубке помолчали, словно обдумывая слова главы "Соукиоку" и пытаясь понять, о чем он только что сказал.

- О, неужто вы о нашей небольшой технической трудности? Кучики-доно, неужели вам не повезло попасть в один из этих злосчастных лифтов? - недоумение Ичимару казалось совершенно искренним. - Просто беспрецедентный случай для "Лас Ночес"! Мастера уже работают, не покладая рук...

- Сколько это еще будет продолжаться? - перебил Гина Бьякуя. - У меня нет времени для подобных... заминок.

- О, мы делаем все возможное, Кучики-доно. Мы и подумать не могли, что в одном из лифтов кто-то есть! Никто не стучал, не звал на помощь, не пытался связаться с диспетчером, поэтому мы решили, что кабины пусты.

Глава "Соукиоку" презрительно поджал губы.

- Ты считаешь, что я должен умолять о помощи? Тебя?

- Отнюдь, Кучики-доно, отнюдь, - насмешки Ичимару уже почти не скрывал. - Как я мог подумать об этом? Поэтому, как только мастера закончат, вы узнаете об этом первым. А вот когда это случится... Тут я ничего не могу гарантировать, увы. Если хотите, буду держать вас в курсе каждого их шага.

- Отказываюсь, - сердито бросил собеседник и нажал кнопку отбоя.

Внутри Бьякуя кипел от гнева. Этот Гин... Глава корпорации понимал, что против него ведут какую-то игру, но какую? "Лас Ночес" никогда не стеснялась в средствах для достижения своих целей, однако этот жест представлялся Бьякуе верхом идиотизма - зачем запирать его в проклятом лифте? Средство давления? Слишком неразумно. Таким образом можно лишь разозлить Кучики, но не более того. Что Айзен и Ичимару планируют делать в это время? Интуиция у главы "Соукиоку" была хорошей, отточенной годами в бизнесе, и сейчас его мучило нехорошее предчувствие. Что вызывало еще более злое раздражение. Он заперт, как крыса в клетке! Беспомощность... О, это чувство Кучики ненавидел, каждое его проявление выводило из равновесия. Как же хотелось впечатать кулак в обшитые деревом стены, разбить, разнести в щепки тесную кабину или измочалить руки в кровь, но только не стоять так, изображая спокойствие. Он сжал поручень, впиваясь ногтями в дорогую кожу, несколько раз глубоко вздохнул, возвращая себе для начала хотя бы подобие спокойствия. Уронить достоинство при Ичимару и Айзене? Нет, такого удовольствия он им не доставит и не поведется на провокации. Зато когда выйдет отсюда... Руководство "Лас Ночес" узнает, каков Кучики Бьякуя в ярости.

- Кучики-сан... - едва слышно пролепетал кто-то позади.

Ах да, Тории Хисана. Он с немалым усилием заставил себя разжать кулак. Необходимо было отвлечься, чтобы удержать столь необходимый сейчас самоконтроль. Ведь Айзен и Ичимару сумели сильно задеть казавшуюся идеальной броню равнодушия.

Раз уж судьба в лице двух совершенно определенных особ свела его с новым, незнакомым пока человеком, можно было использовать любой способ, лишь бы не думать о том, что сейчас могут происходить вещи, контролировать которые Кучики не в состоянии.

Итак, Тории Хисана...

Бьякуя прислушался к своим ощущениям. Опасности он не чувствовал. К известному бизнесмену уже не раз посылали людей с разными, всегда неблаговидными намерениями, но здесь Кучики отмел сомнения - Хисана не играла и не притворялась. Если девушку и использовали с какой-то целью, то явно без ее ведома. Приступ, страх, изумление - все это было неподдельным. Такое положение дел немного утешало.

Он пригляделся к сжавшейся возле стены фигурке. Такая маленькая, совсем хрупкая, как едва выбившийся из-под земли росток - клонится к земле от каждого дуновения ветерка. А глаза огромные, темно-синие с фиолетовым. Почему-то подумалось, что один из видов любимых им колокольчиков имеет как раз такой цвет. Зрачки широкие, выдают ее страх. Когда Кучики был маленьким, во двор их поместья неизвестно как попал исхудавший, больной и совсем слабый котенок. Он смотрел на маленького Бьякую так же - с испугом, с чистой, искренней надеждой. И благодарностью за то, что на него обратили внимание. Не жаловался и не мяукал. Мальчик гладил малыша по свалявшейся шерстке и совал ему только что взятый на кухне сладкий йогурт. Котенок фыркал, тыкался мордочкой в пластиковую упаковку, а затем влез Бьякуе на колени и уснул. Потом прибежала мама, отругала сына за то, что тот берет на руки грязное животное, и выбросила малыша на улицу. Мальчик просил, возмущался, сердился, пытался сам найти доверившегося ему котенка, но так и не смог. Помнится, он тогда горько расплакался, забравшись в самый дальний уголок сада, чтобы никто не увидел эту слабость наследника семьи Кучики.

Откуда этот случай всплыл в памяти? Не забытый даже сейчас, когда Бьякуя давно вырос. Так странно - рядом с серым комочком было удивительно легко, хотя казалось, что такое крошечное существо не может подарить ни капли тепла, а, напротив, будет лишь обузой, которую нужно кормить, купать и лечить.

- Кучики-сан, все в порядке? - осторожно спросила Хисана.

И куда такого... беспомощного взъерошенного котенка в "Лас Ночес"? Да ее съели бы в один миг и не заметили этого.

- Хорошо, что вас не приняли на работу, - вдруг сказал Бьякуя то, о чем только что подумал. - Вам не место тут.

- Вы так думаете? - удивленно заморгала девушка. - Если вы говорите это, я вам верю.

Гнев чуть улегся и теперь лениво ворочался внутри все еще растревоженным зверем, как вдруг Бьякуя быстро огляделся по сторонам и почти сразу нашел то, что искал - круглый любопытный глаз камеры наблюдения в углу. Ну, Ичимару... А он, Кучики, тоже хорош. Как можно было забыть о такой детали? Вероятно, все это время Гин наблюдал за запертыми людьми и, скорее всего, потешался. Бьякуя снова сжал кулаки.

- Вам не кажется, что здесь душно? - поинтересовался он у Хисаны. Та пожала плечами, не понимая, что собеседник имеет в виду - система вентиляции работала хорошо. Однако такой ответ Кучики не устроил.

- Нельзя, чтобы у вас повторился приступ из-за нехватки кислорода, - не терпящим возражения тоном проговорил он. - Замкнутое пространство - опасный, предрасполагающий к этому фактор.

- Но...

- Не волнуйтесь, я все сделаю сам.

Бьякуя легко влез на поручень и, держась то за большое зеркало, то за светильник, служащий, в основном, для украшения, приоткрыл люк в крыше лифта. А после протянул руку и выдрал из боковой стены камеру наблюдения. Далее он с непроницаемым видом спустился вниз, небрежным жестом отряхнул рукав и замер, удовлетворенно прикрыв глаза.

Хисана же поймала себя на том, что улыбается, глядя на господина Кучики и... любуется им. Она сразу опустила глаза, устыдившись такого откровенного разглядывания. Однако искушение посмотреть снова было слишком велико - легкий румянец на светлой, будто фарфоровой коже сделал Бьякую еще краше. Девушка вспомнила, что глава "Соукиоку" совсем молод, всего на несколько лет старше самой Тории, но вот почему он так рано занял столь высокую должность, она не помнила, поскольку не интересовалась личной жизнью известных людей. Господин Кучики на вид казался совсем худым, однако подобное впечатление оказалось не совсем верным - тонкие руки явно скрывали немалую силу, судя по тому, как легко он держал равновесие на узком поручне и сдвигал тяжелый люк. А этот задорный блеск в глазах, промелькнувший всего на короткий миг, когда Бьякуя "свернул шею" камере, превратил его из холодного, педантичного бизнесмена во вспыльчивого юношу, не оставляющего ни единого шанса тому, кто решится посягнуть на честь его рода.

Эти опасные мысли Хисаны прервал звонок ее мобильного. Она не успела даже рассмотреть незнакомый номер, потому что господин Кучики протянул руку.

- Дайте мне, я знаю, кто это.

- Кучики-доно, у вас все хорошо? - пропел в трубке голос вице-президента "Лас Ночес".

- Да, Гин, - бесстрастно ответил Бьякуя. - Тории-сан стало нехорошо, мне пришлось немного проветрить лифт. К сожалению, я задел камеру видеонаблюдения и, кажется, повредил ее. Счет за установку новой пришлешь на мое имя.

- Ну, что вы, Кучики-доно, какие проблемы? Это, право же, такая мелочь. К сожалению, мне пока нечем вас порадовать - поломка оказалась несколько более масштабной, чем мы предполагали, поэтому вам придется провести здесь еще некоторое время.

- Ясно. Я так и думал, - холодно вымолвил глава "Соукиоку" и прервал разговор.

- Отключите звук, - посоветовал он Хисане. - Ичимару может еще не раз побеспокоить меня. Однако я не вижу смысла далее вести с ним беседы.

Девушка сразу же послушалась.

- Ичимару-сан... - она не представляла, как сформулировать это так, чтобы не показаться чрезмерно любопытной и сующей нос не в свое дело. Спросить напрямую: "Ичимару-сан опасен?" было невозможно, - Он... Случилось что-то плохое?

- Нет, - покачал головой Бьякуя. - Вам не о чем беспокоиться, случившееся никак не затронет вас. Нас не задержат тут надолго.

Он уже хотел отвернуться, чтобы прийти в себя после всплеска эмоций, какого не случалось уже очень давно, когда к возникшей недавно боли в руке добавилось ощущение чего-то липкого. В тот же миг Хисана тихо охнула:

- У вас кровь!


Окончание в комментариях.

@темы: фанфики

Комментарии
2011-03-30 в 12:51 

Pixie.
Произошла окончательная победа сил добра над силами разума (с)
Глава 2.

Кучики раскрыл сжатую в кулак ладонь - действительно от довольно глубокого пореза рядом с линией жизни к пальцам побежали красные дорожки. Признаться, Бьякуя не помнил, как именно он поранился - то ли когда сдвигал тяжелую крышку люка, то ли когда ликвидировал чересчур любопытного одноглазого наблюдателя. Единственное, что ощущал глава "Соукиоку" - досаду. Этот день был явно самым неудачным за последний год, если не больше. Он хотел зажать довольно сильно кровоточащую ранку рукавом рубашки и забыть об этом глупом происшествии, но тут Тории мягко дотронулась до его плеча.

- Позвольте мне помочь вам, Кучики-сан.

- Это лишнее, - чуть более резко, чем собирался, бросил тот. Девушка сжалась, однако не отступила.

- Нельзя оставлять это так, в рану может попасть инфекция, - не слишком уверено, но твердо проговорила Хисана. - Пожалуйста...

В конце концов, в чем-то она была права, и здравый смысл все же победил нежелание какого-либо контакта с незнакомым человеком. Бьякуя не любил, когда к нему прикасался или даже стоял слишком близко кто-то чужой, он давно привык держать дистанцию, и происходящее сейчас было весьма необычным событием.

Кучики молча протянул ей руку ладонью вверх. Тории метнулась к своей сумке, быстро нашла все необходимое и только тогда решилась осторожно прикоснуться к тонкому запястью.

- Вы предусмотрительны, - отметил Бьякуя с легким удивлением, увидев, как девушка вскрывает запечатанный бинт.

- Это просто привычка, которая осталась от старой работы, - робко пояснила Хисана. - Я работала медсестрой в больнице, но и теперь иногда приходится оказывать кому-то помощь прямо на улице.

- Почему же вы ушли оттуда? - чуть нахмурился ее собеседник.

- Из-за астмы, - тихо ответила Тории. - В прошлом году у меня случилось сильное обострение, из-за которого я не смогла работать, и мне пришлось уйти. Никто не захочет держать у себя работника, который закашливается от любого запаха, физической нагрузки или стресса, особенно в больнице, где от тебя зависят другие люди. Извините, - чуть громче закончила она, - я не должна была этого говорить. Сейчас... К сожалению, у меня есть только антибактериальные салфетки, но, думаю, их хватит.

- Не нужно извиняться, - покачал головой Бьякуя.

То, о чем говорила эта девушка, казалось чем-то далеким, почти непостижимым, как будто он заглянул за стену, о существовании которой прежде знал только теоретически. Вот это и есть другой мир, не далекие Европа и Америка, а свой, родной Токио, в котором Кучики вырос. У него в корпорации работали тысячи людей, и уж проблемой кадров он никогда не занимался, не говоря уже о том, чтобы задумываться о куске хлеба. Бьякую с детства воспитывали как наследника - главу семьи и "Соукиоку". Его будущее было предопределено едва ли не с момента рождения, а то и раньше. Он был готов идти к своему предназначению, что бы ни случилось на этом пути. Решением проблем сотрудников занимался отнюдь не президент. Дед, основатель "Соукиоку", научил его, как управлять компанией, состоящей из тысяч человек, но вот что такое забота о ком-то конкретном... Бьякуя уже забыл. О нем самом тоже давно никто не заботился, не считать же заботой вовремя принесенный секретарем чай и приготовленная слугами горячая ванна. Или осторожно положенные горничной на тумбочку лекарства, когда Кучики сильно простудился этой весной после поездки на первые испытания "Сенбонзакуры".

2011-03-30 в 12:52 

Pixie.
Произошла окончательная победа сил добра над силами разума (с)
Вероятно, эти мысли были неуместными, более того, глупыми, но Бьякуя, привыкший лёгким движением руки или росчерком пера решать судьбы многих, сейчас ощущал себя немного растерянным. Он не знал, что следует говорить в таких случаях. Хисана ничего не просила - ни сочувствия, ни чего-либо материального, она просто отвечала на вопрос. С просьбами помочь деньгами Кучики весьма часто сталкивался, и хорошо научился отличать, когда от него, как обладающего властью и ресурсами, чего-то хотели. Называть свои чувства замешательством глава корпорации не хотел, однако происходящее не вписывалось ни в какие привычные рамки. Бьякуя не любил, когда кто-либо незнакомый подходил к нему слишком близко, закаленная годами подозрительность моментально давала о себе знать. Прикосновения же Хисаны не вызывали обычной настороженности, но какую-то смутную неловкость, признаваться в которой Кучики не желал даже себе самому, рождали. Все происходящее сегодня с того момента, как он ступил на порог "Лас Ночес", напоминало если не балаган, то реализацию чьего-то сценария, и эта последняя мысль вовсе не добавляла оптимизма.

Пока Бьякуя прилагал усилия для того, чтобы свыкнуться с собственным душевным состоянием, Хисана уже обработала порез, вытерла кровь с узкой ладони. Руки у господина Кучики были ухоженными, будто из белой глины вылепленными, но светлая кожа была идеально гладкой только на тыльной стороне. Прикладывая бинт к ладони, девушка ощутила небольшие мозоли и, не удержавшись, провела по ним подушечками пальцев. Тут же испугалась и с трудом подавила в себе желание отпрыгнуть в сторону и склониться в поклоне.

- Простите...

- Я занимаюсь кендо, - невозмутимо проговорил Бьякуя, хотя его рука чуть заметно дрогнула.

Кендо... Да, верно, вспоминая, с какой легкостью господин Кучики взобрался на поручни и сохранял равновесие, ощущая, что его кисть только кажется слабой, а на самом деле это рука не работника офиса, нетрудно было догадаться - глава "Соукиоку" умеет обращаться не только с бумагами.

Сам же Бьякуя был слегка ошарашен. И от такой недопустимой интимности, фамильярности, и от того, что сам не реагировал на них так, как положено. Неужели на него такое впечатление произвела простая искренность? Забота? Восхищение? Пожалуй, только человек из того, другого мира, о котором наследник Кучики знал лишь понаслышке, мог бы показать эти чувства. Между ними - пропасть, что бы ни говорили о том, что на дворе давно не эпоха Эдо и даже не Мейдзи. А когда расстояние слишком велико, то искренность не так страшна. Парадокс. Будь Тории кем-то из сотрудников "Соукиоку" или даже "Лас Ночес", ее действия рассматривались бы, как имеющие множество подоплек, но у нее не было никаких тайных целей и потенциальных выгод. Просто искренность и забота, и от них почему-то щемило сердце, как не случалось уже очень давно. У него никогда не хватало времени на личную жизнь - все забирала работа, даже к редкому выбору партнерш на несколько свиданий Бьякуя подходил с максимальной рациональностью и воспринимал эти встречи едва ли не как часть долга перед семьей. Вероятно, многие бы лишь изумились тому, что возможно мешать удовольствие с необходимостью, однако сам Кучики прежде не видел в этом противоречия.

Закончив бинтование, Хисана поспешно отошла, тяжело облокотилась о поручни. Было видно, что ей тяжело стоять. Еще бы, после такого приступа нужно отлежаться дома, в спокойной обстановке, а не дергаться и переживать из-за всяких глупостей. Чертов Ичимару! Бьякуя поджал губы. Впутал в свои игры невинного человека, не имеющего никакого отношения к противоречиям, возникшим между "Соукиоку" и "Лас Ночес". Кучики решил, что так просто этого не оставит. Каким бы гением ни был Айзен Соске, Бьякуя тоже в бизнесе не первый год, и с умом у него все в порядке. Опуститься до того, чтобы втянуть больную девушку в эту грязь! Негодование сменилось презрением. Он разобьет все козни Ичимару и сумеет если не победить, то хотя бы изрядно испортить жизнь "Лас Ночес".

Руки сами стянули пиджак и положили его на пол.

- Садитесь, - быстро сказал Бьякуя. - Неизвестно, сколько еще мы здесь пробудем.

Глаза у Тории стали как два блюдца, она даже попятилась. Вещь, которую господин Кучики столь небрежно бросил возле стены, стоила... как Хисанина зарплата в аптеке за несколько месяцев. Девушка растерянно смотрела на дорогую ткань, гадая, не послышались ли ей сказанные только что слова.

- Но это же... - пролепетала она.

- Дешевая тряпка, - безразличным тоном закончил за нее Бьякуя. - Садитесь.

Ослушаться этого привыкшего повелевать голоса Хисана не посмела бы и осторожно опустилась на расстеленный пиджак. Сразу стало легче, голова уже не так кружилась, дыхание стало ровнее и сердце перестало частить, как сумасшедшее. Зато почему-то вспыхнули румянцем щеки. Вероятно оттого, что через несколько минут и господин Кучики присел рядом и скрестил руки на груди, приготовившись, видимо, ждать столько, сколько понадобится.

Девушка достала телефон и растеряно крутила его в руках.

- Наверное, мне стоит позвонить сестре, - проговорила она в ответ на вопросительный взгляд Бьякуи. - Но, боюсь, Рукия сразу поймет, что случилось что-то неприятное, у меня не получится обмануть ее. Рукия слишком часто была со мной во время приступов, а если услышит про лифт, точно примчится сюда и может наделать глупостей.

- Вашей сестре не стоит тут появляться, - согласно кивнул собеседник.

- Тогда придется молчать, - тяжело вздохнула девушка и хотела убрать телефон, но потом провела пальцами по небольшой подвеске в виде небольшого серого с синим камушка. Бьякуя присмотрелся внимательнее, эта вещь казалась смутно знакомой.

- Это сувенир из Хаконэ2, - под пристальным взглядом Тории покраснела. - Кусочек вулкана и кусочек цветного стекла. Говорят, они счастье приносят. Мы ездили туда, к озеру Аси, когда я и Рукия были совсем маленькими и еще были живы наши родители.

Хаконэ... Бьякуя прекрасно помнил темно-зеленые воды Аси, прохладную дымку над водой, оставляющую на лице капельки воды. Сонный лес, раскинувшийся по обоим берегам. Любоваться его красотой можно было вечно. Ворота буддистских храмов, величие замка Хаконэ, царственное спокойствие Фудзи, укрытой от осенних холодов белой снежной шапкой. Были и горячие источники, и вулкан Овакудани3. Безграничный детский восторг оттого, что можно прикоснуться к сказке и услышать голос девятиглавого Кадзурю. Но, кажется, и не это было главным. То был последний раз, когда Бьякуя куда-то выезжал со своей семьей. Через две недели после возвращения самолет семьи Кучики, в котором находились дед и родители, разбился. Ошибка пилота - и полностью перевернутая жизнь. С тех пор Бьякуя никогда не возвращался на Хаконэ.

2011-03-30 в 12:53 

Pixie.
Произошла окончательная победа сил добра над силами разума (с)
- Хорошее место для отдыха, - сдержанно ответил Кучики и не понял, почему девушка вдруг опустила глаза и спрятала телефон в сумку. Чтобы поддержать разговор и поменьше думать о сложившейся ситуации, он спросил:

- Быть может, вы даже слышали голос самого Кадзурю?

- Слышала, - зарделась Хисана. - Я выпала из лодки, когда мы с Рукией пытались рассмотреть рыб в воде. Думала, что утону, но, наверное, именно Кадзурю помог мне продержаться, успокаивал и уверял, что меня непременно вытащат. Поэтому даже после такого случая я все равно не боюсь плавать.

Кучики почувствовал, как щекочет губы невольная улыбка. Воображение само нарисовало картинку - две черноволосые девочки в лодке наперебой шлепают ладошками по воде, пытаясь достать мелких рыбешек за бортом.

- Рукия тогда очень испугалась, - продолжила Хисана, она выглядела смущенной, но почти счастливой, но тут же погрустнела, вспомнив, где она находится.

- Вашей сестре вы сможете позвонить, как только выйдете отсюда; полагаю, что мой секретарь в данный момент занимается решением всех проблем.

- Обязательно! - закивала Хисана. - Не хочу, чтобы Рукия переживала. Слишком долго я ее искала, нам и так достаточно волнений.

- Искали?

Тории убрала с лица длинную челку и задумалась, прежде чем ответить.

- Когда умерли наши родители, нас разлучили. Мне не позволили бы остаться с Рукией. Потом случилось так, что я потеряла сестру из виду, и пришлось искать ее несколько лет. А когда нашла, то с тех пор мы больше не расставались. Не знаю, получается ли у меня, но, кажется, я стала для Рукии семьей... Простите, Кучики-сан, - Хисана зарделась. - Я не должна была говорить обо всем этом.

Сделать все? Бьякуя не представлял, как такой человек, вроде Хисаны, может помочь сестре, но эта позиция вызывала уважение. Даже если сестра, насколько можно судить по словам старшей Тории, куда более сильный человек. Да, тонкий ручеек способен затоптать любой недобрый путник. Кучики невольно присмотрелся к девушке внимательнее.

Они проговорили еще некоторое время. Хисана плохо помнила, что именно она рассказывала господину Кучики, но, вероятно, ему все же не было скучно, потому что он не отводил от нее глаз, и это повергало девушку в сильнейшее смущение. А Бьякуя просто кивал, показывая, что внимательно слушает. Это было словно во сне, нереальном, сказочном, как будто любуешься издали на работу художника, но подойти ближе никак не решишься. Так и пытаешься высмотреть детали на расстоянии. Произнесенные слова - нити, из которых плетется недоступный взгляду простого человека узор, кружево из воспоминаний, чаяний, надежд. Единственное, что ярко помнила Хисана - длинная черная прядь, падающая на лоб господина Кучики и белые пальцы, отбрасывающие ее назад. И собственное, накатившее порывом ветра желание стать чуть ближе. Не чтобы просить о чем-то, но чтобы просто иногда быть рядом. И когда-нибудь... прикоснуться?

Тории клонило в сон, сказывалась усталость после долгого, наполненного событиями дня. Она все с большим трудом ворочала языком и пропустила момент, когда заснула. Низкий голос господина Кучики звучал откуда-то издалека, убаюкивал, утешал, и слушать его можно было бесконечно, как разговор дождя с ветром за окном. Голос то приближался, то исчезал, и девушке представлялось, что она плывет по Аси, и шепчет ей на ухо древние легенды дракон Кадзурю, вот только быстрая вода поглощает все слова.

Светил месяц, осыпая озеро серебром, превращая холодную воду в драгоценные камни, именно они украшали большую голову дракона, показавшуюся из воды. Никто чужой не рискнул бы напасть на хозяина этого места, однако нашелся безумец, решивший нарушить покой водной глади. Взметнулась вверх волна и подбросила Хисану под равнодушные взгляды звезд.

Она проснулась от резкого толчка и не сразу поняла, что случилось, а потом ощутила - лифт поехал! И тут же - ее голова опустилась на плечо господина Кучики!

Девушка вскочила на ноги, лепеча извинения, но Бьякуя невозмутимо встал и подхватил с пола пиджак. А после достал из кармана визитку и протянул ее Хисане.

- Позвоните мне, - быстро сказал он. - Я помогу вам.

Та сжала в ладошке плотную бумагу, и тут лифт остановился. Двери разошлись в стороны.

В холле "Лас Ночес" было море людей, стоял жуткий гвалт, так что Тории оглохла на несколько мгновений и попросту растерялась. Но Кучики сразу шагнул вперед, смерив всех присутствующих красноречивым, полным аристократического достоинства взглядом. Его тут же окружили, начали спрашивать о чем-то, а высокий блондин с длинной, закрывающей один глаз челкой, протиснулся к главе "Соукиоку" и начал что-то быстро говорить ему на ухо. Бьякуя слушал, сделав остальным знак замолчать. Суетилась охрана корпорации и личные телохранители, рядом замелькали вспышки фотокамер.

Что делать теперь, Хисана не знала, стояла, потерянная, возле лифта и все смотрела, как господин Кучики дает указания и отвечает на вопросы. Быть может, он вот-вот оглянется и... На что она рассчитывает? Все вернулось на круги своя, и, кажется, Хисана была благодарна за это судьбе.

- Тории-са-а-ан, ну что же вы стоите? - Ичимару появился внезапно, словно из воздуха, бережно взял Хисану под локоть. - Вы ведь совсем устали. Такси уже ждет вас. Простите нас за небольшие технические трудности. Право же, такого не случалось едва не за все время существования "Лас Ночес". Поезжайте скорее домой, Тории-сан, вам непременно нужно отдохнуть. Омаэда проводит вас.

Вице-президент куда-то вел девушку, а она так и не смогла найти в себе силы, чтобы обернуться на господина Кучики в последний раз. Возле выхода Гин подвел Хисану к какому-то громадному шкафу, в котором Тории не сразу опознала человека. Высокий полный охранник методично поглощал чипсы из большого шуршащего пакета и смотрел на Хисану без капли интереса.

- Пойдемте, что ли? - не слишком приветливо пробурчал он.

- Всего хорошего, Тории-сан, - пропел Гин в спину Хисане. - Вам обязательно позвонят в течение пары дней. Если вы захотите получить некую компенсацию...

- Мне ничего не нужно, - испуганно обернулась девушка. Ичимару безмятежно улыбался.

- Ваше право, Тории-сан, - склонил голову набок вице-президент и поднял руку в прощальном жесте. - Пока-пока!

Улыбка на лице Гина стала еще шире. В кармане лежала флешка с ценными сведениями, полученными из самого достоверного источника - ноутбука Кучики Бьякуи. Отвлечь охрану и влезть в машину Кучики, пока тот сидел в лифте, оказалось несложно и, кроме практической пользы, разогнало уже опостылевшее однообразие. Хм… контракт с Урахарой Киске, владельцем небольшой фирмы, которая никак не могла быть конкурентом "Лас Ночес"? "Соукиоку" поступила крайне опрометчиво. Впрочем, в успехе Ичимару не сомневался. Не умеют Кучики брать хитростью.

2011-03-30 в 12:53 

Pixie.
Произошла окончательная победа сил добра над силами разума (с)
Охранник потащил за собой Хисану к стоящему возле офиса такси. Девушка боялась, что после его хватки на плече останутся синяки.

- Худосочная, - неодобрительно отозвался Омаэда, шурша пакетом с чипсами. Заметил, как сжалась хрупкая фигурка. - Мучают себя всякими диетами, а потом их ветер сносит.

Отделаться от ощущения нереальности происходящего не получилось даже когда Хисана села в машину, назвала адрес. Искушение победило, и она тщетно попыталась присмотреться к темным силуэтам за большими стеклянными дверями офиса "Лас Ночес".

Ладонь что-то царапнуло, девушка разжала пальцы и долго смотрела на помятую визитку - вероятно, единственное доказательство того, что этот день ей не приснился.

* * *

Когда Хисана замолчала, наступившая тишина длилась недолго.

- Вот это да! - помотала головой ошарашенная Рукия. - Сестренка, а тебе все это точно не привиделось? Вон, какая жара на улице стоит...

Вместо ответа старшая протянула ей визитку.

- "Кучики Бьякуя", корпорация "Соукиоку", - прочитала младшая. - Черт, я бы ни за что не поверила, если бы кто-то другой рассказал мне такое. И что... - она прикусила губу, формулируя вопрос, но быстро махнула рукой и спросила прямо: - И что ты будешь делать теперь?

- Ничего, - пожала плечами Хисана и закрыла глаза. - Это... просто встреча.

- Ну да, ну да, - недоверчиво покачала головой Рукия. - А визитка на что? Кучики Бьякуя же сказал, что поможет

- При чем тут визитка? - недоуменно отозвалась сестра. - Это просто жест вежливости со стороны Кучики-сана. Ты же не думаешь, что я когда-нибудь позвоню ему? Уверена, он забыл обо мне, как только вышел из "Лас Ночес".

- Нечестно это как-то, - не могла угомониться Рукия.

Хисана печально улыбнулась.

- Это правильно. Мы с ним люди из разных миров, и только экстренный случай мог познакомить нас. Но он ничего не означает.

Младшая, отвернувшись, сердито догрызала остатки яблока, а потом вдруг выпалила:

- Я еще вчера хотела сказать... У меня есть для тебя две новости! Но обе плохие.

Старшая тяжело вздохнула.

- Ну что же, начни с какой-нибудь.

Рукия потупилась.

- Первая - меня выгнали с работы, - пробурчала она.

- Ох, - дернулась Хисана, но почему-то быстро успокоилась. - Это еще не самое страшное...

- А вторая... - сестра подняла голову, надулась и вдруг вспыхнула праведным гневом: - Выгнали меня из-за одного безмозглого рыжего придурка!

Хисана легко рассмеялась.

- И это все, что ты хочешь мне сказать? - удивленно уставилась на нее младшая. - А как же ругать меня за то, что я потеряла работу?

- Ты ведь никогда не любила ее, - серьезно ответила старшая. - А так сможешь найти по-настоящему интересную или, наконец, займешься поступлением в Университет.

- Еще скажи, что я этому дураку должна быть благодарна, - проворчала Рукия.

- Ты так нелестно отзываешься о ком-то, - легонько упрекнула ее Хисана. - Неужели Ренджи тебе снова чем-то не угодил?

- Нет, Ренджи, конечно, рыжий идиот, но даже он на такое не способен, - от возмущения младшая проглотила черенок от яблока и закашлялась. - Сейчас я все объясню, и ты поймешь...

2011-03-30 в 12:57 

Pixie.
Произошла окончательная победа сил добра над силами разума (с)
* * *

Работу в цветочном магазине Рукия на дух не переносила. Все эти нежные бутоны роз, трепетные фиалки и скромные лилии почему-то вызывали у нее одно лишь глухое раздражение. Не то чтобы она не любила цветы, однако здесь они почему-то казались неживыми и даже пошлыми. Возможно, дело было еще в том, что ее саму - маленькую, худенькую и большеглазую - покупатели часто сравнивали с каким-нибудь растением, и от этих ассоциаций младшую Тории уже тошнило. С недавних пор всякий, кому хватало ума ляпнуть нечто в духе: "Милая девушка, вы само очарование, словно первый цветок сливы весной", получал в ответ такой красноречивый взгляд, что моментально прикусывал язык. И клял себя за глупое сравнение. Эта сердито зыркающая из-под длинной челки девчонка куда больше походила на чертополох или репейник.

Единственными обитателями цветочного магазина, которых Рукия уважала, были кактусы в горшках и ядовитый олеандр, которому девушка прощала даже красивые розовые цветы, вызывающие восхищение у всех посетителей. На самом деле эта работа - составлять букеты и в нагрузку выслушивать всякую чушь от клиентов - куда больше подошла бы Хисане, но из-за астмы старшая сестра, к сожалению, не могла заменить младшую.

К вечеру покупателей в магазине обычно становилось больше, однако порой случались исключения, как сегодня. Рукия почти откровенно скучала. Последним клиентом был пожилой мужчина, который долго выбирал букет для жены, Тории успела выслушать едва ли не всю историю его жизни и порядком устала. Когда придирчивый покупатель ушел, она вышла на улицу встретить летние сумерки.

Воздух все еще был горячим и душным, но Рукии стало дурно от тяжелого запаха цветов, поэтому она с радостью вдыхала запах городской пыли и смотрела на лиловое небо. Неподалеку в кроне дерева возмущенно трещали цикады, которым был не по душе шум машин вокруг, и они изо всех сил пытались перекричать этих странных железных чудовищ.

- Еще часик, и можно будет идти домой! - сладко потянулась девушка. - Хорошо! Вот если бы Ренджи зашел, - обратилась она к неумолкающим насекомым, - было бы вообще отлично. У него совсем мало времени. И учеба, и работа. Он на самом деле молодец, кто бы там что ни говорил... А то грустно без него...

Рукия сложила руки на груди и насупилась. Она скучала без друга детства, с которым они пережили столько радостей и горестей. Да и сама младшая Тории в последнее время совсем зарапортовалась - хозяин магазина гонял ее и в хвост, и в гриву, и после общения с цветами и покупателями самой хотелось повеситься на какой-нибудь лиане.

Рукия огляделась по сторонам. Недалеко на перекрестке загорелся красный свет. Возле пешеходного перехода стояла всего пара человек. Однако девочка в школьной форме и с большим рюкзаком так увлеклась ответом на пришедшее смс или письмо, что не заметила запрещающего сигнала и прошла на проезжую часть.

Выскочившая из-за поворота "Тойота" летела прямо на замершего от страха ребенка. Водитель попытался затормозить, но, видимо, поняв, что это бесполезно, выкрутил руль. Машину швырнуло в сторону, она выскочила на тротуар, прямо к цветочному магазину, грозя снести двери. Рукия вскрикнула и шарахнулась в сторону, снося высокие вазы с цветами, поскользнулась на разлившейся по и без того гладкому полу воде и шлепнулась на колючие листья и стебли.

- Чер-р-р-рт, - зашипела от боли девушка и вскочила, оскальзываясь на мокром полу.

"Тойота" едва не ткнулась носом прямо в стеклянную дверь магазина, замерев всего в нескольких сантиметрах от нее. Из машины выскочили два парня - за рулем был высокий, ярко-рыжий юноша, он сразу подбежал к Рукии, а темноволосый, в очках и со строгим взглядом остался возле автомобиля.

- А я говорил, Куросаки, что это плохая идея - брать машину твоего отца, - невозмутимо проговорил темноволосый.

- Черт, Исида, давай не будем! - рыжий только отмахнулся и обратился к девушке: - Вы в порядке? Эта девочка бросилась под колеса, я еле успел среагировать...

Рукия набрала в легкие побольше воздуха и ткнула пальцем в нахальную рыжую рожу.

- Ты что, обалдел, идиот?! Ты что творишь?! Хочешь снести нафиг магазин?! Кто тебя пустил за руль, придурок?

Куросаки смешно вытаращил глаза и растеряно заморгал. Очкастый Исида, кажется, ничуть не впечатлился, но явно откровенно наслаждался предстоящим зрелищем. Рыжий парень покраснел от гнева и не остался в долгу:

- А ты что, ослепла? По-твоему, мне надо было задавить девчонку? Ничего страшного не случилось...

Тории нехорошо усмехнулась.

- Ничего страшного? Да ты в курсе, сколько стоят эти проклятые розы? - она пнула ногой оторвавшиеся головки цветов. - А вазы? Из-за тебя полмагазина разворотило, а ты "ничего страшного"!

Рукия была в ярости, но одновременно где-то глубоко внутри поднял голову страх. Хозяин вычтет из зарплаты стоимость каждой чертовой колючки. Хорошо, если машина не повредила двери, потому что иначе... Думать о том, что будет в таком случае, было жутко. У Хисаны нет работы, просить денег у Ренджи не позволит гордость. Он и так помогает им по мере сил.

- Да ладно, ладно, - примирительно поднял руки рыжий. - Я заплачу за ущерб.

Исида хмыкнул, и Куросаки тут же завелся снова:

- А что ты предлагаешь?! Не видишь, тут... цветы эти...

- У тебя столько нет, - буркнула девушка и отбросила в сторону колючие стебли. - Черт, откуда ты только взялся? Такой вечер хороший, и тут ты, как там тебя? Куросаки?

- Ичиго, Куросаки Ичиго, - представился выглядевший немного смущенным юноша. Еще бы! Устроил такой разгром. Он озирался почти затравленно, видимо, пораженный таким количеством растений на столь ограниченном пространстве.

- Ягодка, блин, - пробурчала Рукия и начала собирать с пола осколки вазы. - Вот и сидел бы ты на грядке, а не гонял по городу, как бешеный огурец.

Подавить смешок Исида не смог, а Ичиго цветом лица стал похож на пресловутую клубнику.

2011-03-30 в 12:58 

Pixie.
Произошла окончательная победа сил добра над силами разума (с)
- Эй, я же извинился и пообещал помочь, - повысил голос Куросаки, сжимая кулаки.

- Очень нужна мне твоя помощь! - фыркнула девушка. - Я тебя о ней, между прочим, не просила!

- Да?! - начал закипать Куросаки. - А кто тут только что мне все уши прожужжал про ущерб?

- А что мне было, по-твоему, молчать?!

- Да уж лучше бы молчала! Ты сама не знаешь, чего хочешь, как я погляжу!

- Что?

- А что такого?

- За языком следи!

- На себя посмотри!

Этого Рукия уже не могла стерпеть и от всей души врезала рыжему нахалу в челюсть. Ичиго пошатнулся, схватился за щеку и, конечно же, опрокинул еще пару горшков с цветами.

- Совсем с ума сошла? - вспыхнул он, отряхивая джинсы от земли. - Ты чего на людей кидаешься?!

Рукия лишь тяжело дышала и потирала ноющую после удара руку. Думать о том, что они только что наворотили, не хотелось. Гораздо проще было отдаться на милость гневу, который клокотал в горле, не давая вымолвить ни слова. Хотелось либо по-девчоночьи расплакаться от обиды, либо подраться по-настоящему, до синяков и ссадин. Разумеется, младшая Тории выбрала именно второй вариант. Сжала кулаки, готовясь атаковать...

- Это еще что такое? - раздался злой низкий голос. В дверях стоял грузный мужчина в цветастой рубашке и обводил помещение ошарашенным, но очень и очень сердитым взглядом.

- Нанджиро-сан, я могу все объяснить, - вскинула голову Рукия, внутренне приготовившись к большим неприятностям. Промелькнуло сожаление о том, что она не сдержалась, и ее длинный язык опять лишь усугубил проблему.

- Что объяснить? - зарычал мужчина. - Тории, да ты совсем с ума сошла? Притащила на работу своих дружков! И вообще чем вы тут занимаетесь? Кто вам позволил устраивать тут невесть что, а?

Хозяин магазина был человеком, в общем, не таким уж плохим, но, увы, весьма вспыльчивым. Впрочем, его трудно было винить в такой реакции, но вот Рукия от таких возмутительных обвинений только разошлась еще больше.

- Да я этих двоих первый раз в жизни вижу! Это из-за рыжего случилась вся неразбериха! Я здесь вообще не при чем.

Нанджиро шагнул вперед.

- Ну, знаешь ли, Тории, это переходит все границы! Я тебе прощал грубость с клиентами и испорченный товар. И твои недостачи, кстати, тоже. Думал, мол, у девчонки сестра больная, надо войти в положение. А ты вот как за добро платишь!

- Добро? - девушка рассмеялась ему в лицо. - Да вы просто знали, что мне нужна работа, поэтому и свалили на меня все обязанности, включая и часть бухгалтерии! Сэкономили на сотрудниках, вот гоняли меня сверхурочно и по выходным, а повышения зарплаты я так и не дождалась... Вы... Очень надо мне корячиться в этой духоте!

- Серьезно, - невозмутимо поправил очки Исида.

- Ах ты соплячка! - вызверился Нанджиро и шагнул к Рукии.

Руку для удара он все же занес. Возможно, мужчина остановился бы в последний момент, он был зол, хоть не до полной потери контроля, но девушка приготовилась защищаться.

Ичиго в один миг перехватил тяжелый кулак, нахмурил рыжие брови.

- Эй, полегче, ладно? - сердито проговорил он, и в голосе зазвучала такая твердость, что грузный обидчик раскрыл рот и замер с поднятой рукой. Рукия тоже застыла, пораженная тем, сколько силы может скрываться всего в трех словах. Вот тебе и маменькин сынок из дорогой машины! А такую волю она видела очень редко, разве что у Ренджи.

- Тории! - придя в себя через пару секунд, закричал Нанджиро, вырывая руку из захвата Куросаки. - Убирайся отсюда немедленно! Ты уволена! И дружков своих забирай!

- За что вы ее уволили? - продолжал наступать Ичиго, загораживая хозяину путь. - Это я виноват в том, что эти вазы разбились, мне и отвечать!

Лицо мужчины стало пунцовым, щеки раздулись, ноздри затрепетали.

- Куросаки, - вздохнул черноволосый Исида, который, несомненно, собирался прочитать другу нотацию о том, как вредно лезть в чужие дела. Но Рукия опередила его.

- Идиот! - она схватила рыжего за шкирку и неожиданно легко потащила его к дверям. На пороге обернулась и прокричала:

- И никогда я не любила работу среди этих вонючих веников! Ищите себе другую такую дуру!

На улице совсем стемнело. Машина, словно зверь, прилегший отдохнуть у стены, дышала жаром, на ее горячий бок и оперлась Рукия. Запал остывал быстро, оставляя после себя странный холод, несмотря на то, что по спине и лбу бежали капли пота. Лишиться работы сейчас - что может быть хуже? Как она скажет Хисане? Сестра очень расстроится, а ей в последнее время и так приходится несладко. Как же глупо все получилось. Но в глубине души девушка чувствовала смутное облегчение, потому это душное помещение, тяжелый запах цветов и надоедливые клиенты совсем извели ее.

- Черт! - Рукия замотала головой и подняла руку, чтобы вытереть мокрый лоб. На землю шлепнулся упавший с плеча рюкзак. - Угораздило же меня вляпаться.

- Эй, - рыжий Ичиго наклонился к ней, поднял рюкзак и вдруг издал возглас изумления. - Что это?

Он удивленно рассматривал плюшевого кролика, прицепленного к застежке.

- Чего уставился? - девушка выхватила у него свое сокровище.

- Что это? - повторил Куросаки, явно с трудом сдерживая смех.

- Это Чаппи, - тоном, каким обычно разговаривают с маленькими детьми или душевнобольными, объяснила Рукия. - Ну, чего давишься?

- Забудь, - махнул рукой Ичиго и вдруг стал серьезным. - Давай я тебя подвезу раз все так уж сложилось, - он смущенно почесал затылок.

- Еще чего! - девушка постаралась смерить его убийственным взглядом, но делать это снизу вверх было затруднительно. - Тут рядом автобусы ходят, а к тебе в машину я в жизни не сяду!

Она развернулась и пошла вперед по улице, засунув руки в карманы джинсов.

- Послушай! - окликнул ее рыжий. - Прости, что все так... В общем... Скажи... Ну, скажи хоть, как тебя зовут! То, что ты Тории, я уже понял, - он чуть покраснел и попытался пригладить непослушные вихры.

- Обойдешься, - отмахнулась девушка, но что-то заставило ее оглянуться и заметить легкий румянец на щеках Ичиго.

- Мое имя, кстати, ты знаешь, - сказал он и нахмурился.

Почему-то эти слова и взгляд исподлобья вызвали не новую вспышку раздражения, а улыбку, которую пришлось скрыть, и словно горячий ветер сдул напряжение, сковавшее все внутри.

- Рукия, - буркнула младшая Тории и, махнув рукой, пошла к видневшейся неподалеку автобусной остановке.

2011-03-30 в 12:58 

Pixie.
Произошла окончательная победа сил добра над силами разума (с)
* * *

- Вот дурак, правда? - спросила Рукия и с надеждой посмотрела на сестру, ожидая поддержки. Но Хисана почему-то улыбалась.

- Ты так рассказывала об этом юноше... Невозможно было не заслушаться. Он так запомнился тебе?

- Ты бы свои глаза видела, когда говорила про Кучики Бьякую, - не осталась в долгу младшая.

Обе замолчали. За окном шумел ветер, который принес с собой отдаленные звуки музыки и шум машин.

- Кажется, нам пора прекратить мечтать, - вдруг проговорила Рукия и встала.

Хисана закрыла глаза и устало откинулась на спину дивана.

* * *

Две недели сестры старательно избегали темы своих двух встреч, которые произошли с разницей всего в один день. Отчасти потому, что обеим попросту было не до воспоминаний - удача улыбнулась им. Рукию благодаря помощи однокурсника Ренджи приняли на работу в магазин спортивных товаров. Хисана воспользовалась визиткой, которую дала ей Мацумото-сан и неожиданно нашла работу у совсем молодого, но очень серьезного владельца нескольких книжных магазинов - Хицугаи Тоширо. Он оказался строгим и требовательным шефом, но это совсем не пугало, а радовало, потому что Хицугая-доно никогда не придирался по пустякам и был справедливым и ровным в отношениях со всеми работниками.

О господине Кучики Хисана старалась не думать. Честно старалась, но всякий раз проигрывала и в глубине души была рада тому, что эта слабость оказывалась сильнее ее. Сжимая помятую визитку, вспоминала тонкие сильные пальцы и прохладные ладони. Вероятно, его руки были едва ли не самым запоминающимся из того странного, но волшебного дня, потому что в глаза Бьякуе девушка почти не решалась смотреть. Рукия тоже стала неожиданно задумчивой, и, хотя зашедший в гости Ренджи получил свою традиционную порцию тумаков, даже он заметил, что подруга какая-то необычная. Посмеялся и потом долго прыгал на одной ноге, держась за колено.

И все же Хисана была уверена, что время расставит все по местам и забудется то, от чего сердце порой вдруг начинало частить, словно испуганный зверек. Мечтать и стыдиться своих чувств - сладкое противоречие, изменить которое нет ни сил, ни желания.

Утро началось с неприятности - Рукия простудилась. Слишком часто бегала к кондиционеру остывать после жуткой жары. Сестра махала руками и говорила, что это не болезнь, а так, ерунда, но Хисана не хотела ничего слушать и в конце концов уговорила ее не идти на встречу с Ренджи и его университетскими друзьями, а остаться дома. Хорошенько отдохнуть и подлечиться за выходной. Рукия неохотно послушалась, села на диван в гостиной и насупилась.

- Шею шарфом обмотать? - хмуро спросила она у сестры. - А лучше котацу мне принеси, чтобы я не замерзла.

Хисана не обиделась. В конце концов, кому понравится сидеть в душной квартире, изнывая от жары, в то время как друзья веселятся где-то?

Звонок в двери раздался около полудня. Хисана слегка замешкалась и потому открывать они пошли одновременно с Рукией.

- Думаю, это Ренджи пришел тебя проведать, - у старшей Тории не было сомнений в том, что Абарай не оставит подругу скучать.

- Сомневаюсь, - пожала плечами девушка, но поскорее потянулась к замку.

- Приперся, рыжий... - Рукия поперхнулась и замерла, будто никак не могла решить - то ли захлопнуть двери поскорее, то ли распахнуть их еще шире. Хисана подошла к ней, но спросить ничего не успела - слова царапали горло и словно перекрывали путь для воздуха.

2011-03-30 в 12:59 

Pixie.
Произошла окончательная победа сил добра над силами разума (с)
Кучики Бьякуя выглядел так же, как и во время их случайной встречи, если не считать того, что глаза его метали молнии. Стоящий рядом Куросаки Ичиго тоже смотрел недобро - на него полный презрения взгляд не произвел никакого впечатления. Мало того, рыжий хмурился и наклонял голову, как будто хотел боднуть невесть что возомнившего о себе богача.

Увидев обеих сестер, Кучики почему-то стал еще бледнее, цветом лица почти слившись с белыми цветами, которые он держал в руках. А вот Ичиго, напротив, просиял.

- Я же говорил вам! - победно выкрикнул он. - Это Тории Рукия! Она действительно живет здесь!

Однако насладиться своим триумфом Ичиго не дали. Младшая Тории быстро пришла в себя и обвиняюще ткнула в него пальцем.

- Ты! Что ты тут забыл? Меня уже выперли с работы из-за тебя, опять хочешь наворотить чего-то?

Куросаки покраснел.

- Ты с ума сошла? - повысил он голос. - Я извиниться пришел! Понимаешь? Извиниться!

- Извинения приняты, - Рукия скрестила руки на груди. - А теперь вали отсюда! - она почему-то кусала губы. Бьякуя моргнул и чуть шире раскрыл глаза.

- Свалю сейчас, не волнуйся, - рыжий сник, мотнул головой и сунул что-то в руки девушки. - Только забери это, все равно девать некуда.

Рукия машинально сомкнула пальцы на чем-то пушистом, опустила глаза и уставилась на большого плюшевого кролика Чаппи с синими глазами и синим же бантом на шее.

Куросаки уже начал спускаться по лестнице, когда девушка сорвалась с места.

- А ну-ка стой! - она догнала его, схватила за руку и потащила за собой вниз. Ичиго подчинился. А Рукии было все равно, куда бежать, лишь бы чувствовал в своем кулачке его ладонь. А уж на улице, где не будет укоризненных взглядов сестры, она накричится на рыжего дурака всласть.

Хисана судорожно вздохнула. Бьякуя так и остался стоять на месте. Напряженный, будто тетива лука. Впору было испугаться, только для начала нужно было вздохнуть.

- Это ваша сестра? - интонации нарочито спокойные, но прячущееся в каждом слове волнение заставляло вжимать голову в плечи.

- Да, Кучики-сан, - Хисана слышала, как дрожит ее голос. - Мы с Рукией очень похожи, хотя она младше меня на семь лет.

Господин Кучики кивнул и не сдвинулся с места. С усилием разжал кулак.

- Прошу вас, проходите, - пригласила его девушка. Она не понимала, не хотела понимать. Боялась.

Бьякуя прошел в комнату, остановился посередине и продолжал молчать. Поймать его взгляд? О нет, лучше встретиться лицом к лицу с они.

- Кучики-сан...

- Возьмите, - приказ, не выполнить который будет величайшей дерзостью.

Белые анемоны. Только увидев их в собственных руках, Хисана заставила себя поверить, что они ей не привиделись, и задрожала. Даже любая мысль казалась непочтительной вольностью сейчас.

- Спасибо вам...

- И это тоже возьмите.

Два небольших листка бумаги.

- Это два билета в Хаконэ, - ровно проговорил господин Кучики. - Лучшая гостиница, целительные горячие источники. Для вас и... вашей сестры.

За эту крошечную паузу Бьякуя был готов презирать себя. Не сдержался, почти показал свои первоначальные намерения. Сейчас это казалось глупостью - цветы, долгий выбор гостиницы, где есть не только лучшие горячие источники, но и лучшие врачи, поиск специалистов по лечению астмы. Разумеется, тоже самых лучших.

Встреча в лифте не выходила из головы целую неделю, несмотря на насыщенные событиями дни. Глава "Соукиоку" вынужден был признать, что в некоторых вопросах он должен довериться хитрецу Урахаре. Киске первым предложил не слишком скрывать от Айзена и Ичимару тот факт, что они с Кучики ведут переговоры. Однако кто бы мог подумать, что у Гина хватит наглости влезть в ноутбук Бьякуи? Теперь "Лас Ночес" оказалась не в самом выгодном положении, и Бьякуя собирался использовать сложившуюся ситуацию по максимуму. "Сенбонзакуру" явно ожидало блестящее будущее.

Именно из-за всей этой шумихи лишь спустя семь дней Кучики понял, что дело не только в необычной ситуации. Возможно ли, что он все-таки привязался к кому-то? Ощутил симпатию? Думать дальше не хотелось. А зря. Потому что сейчас Бьякуя чувствовал только страх Хисаны. Ни единого отголоска того, что было две недели назад. Он ошибся, понадеявшись на взаимность? Вероятно, да. В эмоциях Кучики был не силен. А к уважению и почтению давно привык, но сейчас принимать их было почти больно. Как и ощущать себя лишним, потревожившим чужой, уже давно обретший равновесие мир. Именно сейчас как никогда хотелось неправильного, недопустимого, такого, чтобы правила разбились вдребезги. И ударило в лицо то почти забытое теплое солнце Хаконэ и ласковые воды Аси.

- Я должен идти, - Бьякуя посмотрел на Хисану, но та не подняла глаз, только дрожала рука с зажатыми в ней билетами. - До свидания, Тории-сан.

Пульс бил молотом в виски, не давая сосредоточиться. Мысли напоминали испуганных зверушек, готовых прыснуть во все стороны от любого намека на опасность. Господин Кучики здесь, рядом, он нашел ее... И он сейчас уйдет. Мечты и сомнения боролись друг с другом, кружа голову, запутывая все сильнее, пока взгляд не упал на белые цветы в руках4. Боги, она, Хисана, все-таки такая глупая! А страх... Нужно задержать дыхание, закрыть глаза...

Букет упал на столик, сбив на пол пару журналов.

Господин Кучики был высоким, так что девушка ткнулась лицом в его плечо, лишь когда чуть приподнялась на цыпочки. Обхватила руками замершего мужчину и прижалась крепче.

Отбросит в сторону... Сейчас... Еще секунда...

Горло свело судорогой. Приступ, как всегда, подкрался и ударил в спину. Неожиданно. С размаху. Больно. Навалилась тяжелая, душащая темнота. Хисана вцепилась в мягкую ткань пиджака и зашлась в жестоком приступе кашля.

Все повторялось. Снова руки, которые легко подхватили ее, снова холодная насадка ингалятора на языке и хорошо знакомое ощущение облегчения. Господин Кучики поддерживал девушку за плечи, усадил на диван, но подняться ему не дала она сама, прижала узкую ладонь к щеке и, крепко зажмурившись, всхлипнула. Она была бы рада сказать что-то, но губы дрожали и не слушались, поэтому Хисана повторяла про себя: "Не уходи".

Бьякуя чувствовал, как ее слезы чуть щекочут его пальцы, и понимал только одно - он не уйдет, не оставит, не отдаст. И не дай бог у него на пути встанет кто-то, даже сама судьба. Кучики покажет ей, что такое настоящая воля потомков самураев, способных справиться с любым врагом. А пока можно позволить нежности потревожить ровный голос. И ласке прорваться наконец в скупые движения.

Он присел рядом с девушкой и отвел прядь волос от все еще бледного личика.

- Кучики-сан.

- Хисана... Я... Прошу, зови меня по имени.



Конец.

2011-03-30 в 12:59 

Pixie.
Произошла окончательная победа сил добра над силами разума (с)
Примечания:

1 Эпоха Хэйсэй (1989 - н.в.). Характеризуется бурным экономическим ростом и прорывом Японии в мировые лидеры в области высоких технологий, после чего последовал экономический и политический кризис.

2 Хаконэ (Hakone) - один из самых популярных курортных районов Японии. Он расположен между горой Фудзи и полуостровом Изу, к югу от Токио. Курорт раскинулся среди нескольких горных вершин, покрытых лесами, и рядом с кратером потухшего вулкана, ширина которого с севера на юг достигает 13 км, а с запада на восток - 7 км. Его высота 1550 м. В центре кратера находится горное озеро Аси. Ландшафт Хаконэ удивителен: прекрасные долины, ущелья и лощины, причудливые очертания гор. Храм девятиглавого Дракона (Kuzu-ryu Jinja или Hakone Jinja), ворота которого красуются в озере Аси и которые являются частью синтоистского святилища Хаконе, основанного в 757 г., посвящен душе Девятиглавого дракона, обитающего в водах озера Аси-но-ко. Это великолепный старинный храм. Он стоит в роще древних многовековых криптомерий. Если спуститься к озеру по мощенной булыжником лестнице, то взору открываются стоящие в воде гигантские красные ворота-тории, которые называют “Воротами дракона” или “Воротами Мира”. Есть легенда, согласно которой буддийский священник по имени Манган изловил и приковал ко дну страшного дракона, который поедал лучших и самых красивых девушек. Он чудесными заклинаниями покорил монстра, что и позволило ему приковать дракона цепью к огромному стволу дерева на дне озера. Заключенный под толщей воды, дракон более тысячи лет не только считается небесным покровителем этих мест, но и настоящим мучеником. Говорят, он часто плачет - в раскаянии от содеянного. Слезы дракона, обитающего в озере Аси, считаются святой водой, способной исцелять болезни и горести. Смешавшись с водами Аси, драконьи слезы делают их священными. (с) www.100roads.com/2010/07/01/tokyo_4/

3 Вулкан Овакудани. Находится в Хаконэ. Его кратер был сформирован во время последнего парообразного извержения гор Хаконэ 3000 лет назад, когда самая высокая гора Ками выбрасывала горячий пар из своих недр. Это процесс, хоть и с меньшей силой, продолжается и по настоящее время. Раньше этот вулкан называли Оджигоку, что по-японски означает «ад». Настоящее название вулкана означает «великий ад». Говорят, переименование вулкана связано с приездом в эти места императора Мейдзи в 1876 году: для столь титулованного лица невозможно посещения места, называемого "адом". (с) www.country.alltravels.com.ua/ru/japan/hakone/s....

4 Белые анемоны в любой ситуации символизируют искренние чувства.

2011-03-30 в 13:01 

Pixie.
Произошла окончательная победа сил добра над силами разума (с)
Собственно, вот какие цветы Бьякуя Хисане принес)

читать дальше

2011-03-30 в 16:16 

crazy belka28
У женщин один принцип: любить нельзя использовать. А где ставить запятую — они сами решают (с)
ааааааааааааааыыыыыыыыыыыыыыы *дико устыжается* мне, изменнице, практически бросившей родной фандом - такую прелесть! Пиксеныш, это невероятно, тонко, романтично, с юмором. Трогательно и пронзительно нежно. Я влюбилась в Бьякую, а за Хисану тебе отдельное спасибо с занесением в личное дело)))) короче, я тут нарезаю круги по потолку, вне себя от счастья!

2011-03-31 в 04:22 

ловец
о, сколько нам открытий чудных..
Вот это да! Спасибо Вам, Pixie.
Очень интересная вариация их встречи. Бьякуя, запертый в лифте!) Представила, если бы такое произошло с Ямамото или Кенпачи..

А пока можно позволить нежности потревожить ровный голос. И ласке прорваться наконец в скупые движения.
:) красивая история.

и уж Айзену-кайчо
Глаза споткнулись. Это опечатка?

2011-03-31 в 13:11 

Аххх какая прелесть.

Очень не обычно читать историю в современном мире с героями блича.
Понравилось. Все реально и ООС нету. :red:
Спасибо тут и Гин с Рангику и Рукия с Ичиго, Ну и конено БьякуХис. Ваай спасибоо *растеклась от удовольствия*

Особенно понравилось встреча Ичигос Рукией так так правдиво! Автор буд-то присутствовал)))) :attr:

:hlop: :hlop: :hlop:

2011-04-04 в 18:41 

Pixie.
Произошла окончательная победа сил добра над силами разума (с)
crazy belka28
Ой)) Я очень рада, что тебе понравилось! :dance2: Спасибо тебе за заявку. Я, конечно, ну очень затянула с исполнением, но, наверное, лучше поздно, чем никогда?))
И да, бросила ты Блич?((

ловец
Спасибо)) Про лифт мысль вообще случайно вылезла. Я не могла придумать, как написать фик так, чтобы было романтично, обоснуйно, но не макси страниц на 50. И внезапно пришла идея при лифт. Банально, но писать было интересно)

Глаза споткнулись. Это опечатка?
Нет. "Кайчо" - это президент.

Nastsiya.N
Аригато)) Про Ичиго и Рукию писать было легко совсем, слова сами подбирались :shy:

2011-04-05 в 15:27 

Younger Kisuke
.:We are one:.
Уважаемый автор...я вас просто люблю и всё этим сказано)) Спасибо вам огромное за эту прелесть ^^

2011-04-08 в 20:39 

crazy belka28
У женщин один принцип: любить нельзя использовать. А где ставить запятую — они сами решают (с)
И да, бросила ты Блич?((

увы, пока да)))) некие прелестные зубастые создания дожрали остатки моего моСКа:kaktus::crazy::alles:

Я, конечно, ну очень затянула с исполнением, но, наверное, лучше поздно, чем никогда

верно ;-)

2011-04-09 в 08:44 

Umbra29
Облака не воняют. Они пахнут маслом! И слезами... (с)
Pixie., это просто нечто:inlove: такого хорошего я давно не читала! пишите по этому пейрингу больше, ваши тексты так радуют сердце кажды раз:kiss:

2011-04-09 в 08:45 

Umbra29
Облака не воняют. Они пахнут маслом! И слезами... (с)
Pixie., это просто нечто:inlove: такого хорошего я давно не читала! пишите по этому пейрингу больше, ваши тексты так радуют сердце кажды раз:kiss:

2011-04-09 в 23:47 

griedas
Принципиальная зюзя
Pixie.
Это прекрасно и просто волшебно! :inlove: Очень красивая и трогательная история. Спасибо большое за этот фанфик :red: Я невероятно люблю нешинигамские АУшки, да тут еще и такие пары, так что я просто растаяла от счастья после прочтения))) Спасибо еще раз :squeeze:

...

2011-04-10 в 11:06 

сатори — это смерть
Higure-san
читать дальше

   

Ханами — радость сердца

главная